Архив рубрики: Креатив

Креатив

Смешно, да?

ПИСАТЕЛЬСКОЕ МАСТЕРСТВО. МАСТЕР-КЛАСС

Жванецкий

// www.ng.ru Фото Евгения Зуева (НГ-фото) — Михаил Жванецкий

В компании Михаила Жванецкого легче жить

Я, конечно, сильно рискую, пытаясь писать о Жванецком. Ведь скорее всего я потрачу больше слов на эту сомнительную попытку, чем Жванецкий тратит на свои миниатюры, а «тему не раскрою». Но раскрыть ее мне очень хочется.

В одном из своих выступлений Жванецкий посетовал на то, что, хоть его часто называют гением, никогда не объясняют, в чем же его гениальность.

И вот, почитав недавно вышедшее его «Избранное», я решила рискнуть.

«Что такое писательский ум?» – вопрошает Жванецкий в одной из своих миниатюр. И тут же отвечает: «Не договаривать половину фразы». Так ведь так пишутся стихи. Если все договаривать, это уже не стихи. «Половина фразы», возможно, гипербола. Но у Жванецкого, если даже фраза не оборвана посередине, в ней все равно содержится некая загадка. А уж переход, а вернее, перелет к следующей фразе чаще всего совершенно непредсказуем, но абсолютно убедителен. Все это роднит его тексты со стихами:

Что такое писательская

жизнь? Ни одной мысли вслух.

Что такое писательская

смерть? Выход в свет.

Это из той же миниатюры, которая называется «Писательское счастье».

К Жванецкому, больше чем к кому-нибудь другому, относится фраза: «Если надо объяснять, то не надо объяснять». Но чудо в том, что, хоть автор никогда не играет в поддавки и не замедляет темп речи, его мгновенно понимают. Потому что он точен. Точны и слова, и интонация. А недоговоренность не только не мешает, а даже помогает его понимать, потому что заставляет читателя думать так же стремительно, как пишет или говорит автор:

Не жить с тобой, хоть

видеть тебя, Ленинград.

Холодный май. Дожди.

Несчастья. Запреты.

Преданные женщины.

Робкие цветы.

Белое небо, лужи, озёра, лужи,

улицы насквозь,

солнце вдоль улиц.

Люди поперек.

Магазины поперек.

Несчастья. Запреты.

Дворцы. Древние кинотеатры.

Обложное небо…

Это цитата из миниатюры «Ленинград. 1978»

Она и написана, как стихи, почти столбиком. Не знаю, как вы, но я увидела тот Ленинград с прямыми улицами («улицы насквозь»), запретами эпохи застоя, холодными дождями, обложным небом, преданными женщинами. Да, преданными женщинами, потому что в Ленинграде в 1978-м жил молодой и влюбчивый Жванецкий, у которого было много романов, робких цветов, меланхолии и хмари. Все это есть в тексте, состоящем из коротких предложений, написанных столбиком, как стихи:

И слезы. И несчастья.

И запреты.

И сладкий воздух

на Обводном…

Читать далее

.